[_Nel_]
глаза дрожат от гуманности
Самый первый, самый сильный, самый, самый... запоминающийся, развитый, обыденный. Страх.
Страх вынесенный из задворок детских воспоминаний.
Тьма.
Кромешная темнота вокруг, тишина прерываемая редкими звуками, и буйство паники фантазии, рисующие перед взглядом, пропасти, пещеры, чудовищ, обрисовывающие твою душевную беззащитность, и боязнь того, чего ты просто еще не в силах осмыслить.
Приходящий страх из детства, стал некоторой потребностью, когда жизнь, учеба, люди, люди, семья, разбитые романтики, когда усталость, матовая тьма, становится потребностью с примесью осознанного одиночества, выбитого у перенаселенного мира. Сидя в темноте, с закрытыми глазами, тотальное погружение в себя, саморазгребание, успокоение, душевное исцеление внутреннего мира, отдых от всего.
Со временем, слишком лишних мыслей, результаты анализа встают против тебя, избыток тьмы связывает галстук на шее, одиночество его медленно и упорно его стягивает приводя к порогам паники.
Мысли зажатые между двумя страхами, не в силах спастись, уходят далеко, одиночество давит, ведет в будущее.
Картины в темноте слишком живые, что бы не принять их за правду.
Старость. В темноте. В одиночестве.
Где прожив жизнь, ты одинок, ты не можешь ничего делать, обездвиженный упиваешься воспоминаниями прошлого. Болезненное ощущение. То что было, то прошло, воспоминания яркие и это сильнее отравляет болезненной горечью.
И нет рядом никого, что бы вспоминать былое вместе.
Потолок тьмы бездонней, опускается ниже.
И нет рядом никого, что бы посмеяться и поплакать.
Лишь глухое к эмоциям ощущение безысходности.
И нет рядом что, бы тебе улыбнуться, панацеей от всех мыслей.
Только твое отражение, в темноте улыбка искажается, и выглядит не больше чем издевкой.
И нет рядом никого, что бы поделиться теплом.
В старой и темной квартире, где только старуха смерть перебирает песчинки в твоих часах.

Вот так. Страх.
Одинокая старость в темноте собственной квартиры, собственных ошибок, перебирая ребра каждому дню с самого детства.